Новокузнецк.ru

«Люди уходят внезапно»: доула Дарья Елизарова рассказала о работе в новокузнецком ковидарии

В Новокузнецке продолжается пандемия коронавирусной инфекции, в городе ощущается сильная нехватка врачей, многие медики сами уходят на больничный, в связи с этим медицинские учреждения нуждаются в пополнении штата со стороны студентов и добровольцев. О работе в новокузнецком ковидарии, в отделении реанимации изданию Новокузнецк.ru рассказала известная доула и мать пятерых детей Дарья Елизарова. В ноябре она отправилась работать в ковидарий добровольцем.

Сегодня в больницах Кузбасса катастрофически не хватает врачей, многие болеют сами. Почему, несмотря на опасность заражения и всю тяжесть работы в «красной зоне», Вы решились пойти работать в ковидарий? Какое у вас образование? Работали ли Вы раньше в больнице?

— Я студентка Кузбасского Медицинского Колледжа 3 курса, будущий фельдшер. В ковидарии я работаю младшей медицинской сестрой по уходу за больными в реанимации. В больнице прежде не работала, но сопровождала женщин в родах в родильных домах города в качестве доулы, ещё проходила практику от колледжа, поэтому имею представление о работе в медицинском учреждении. Работа в ковидарии – это мой вклад в победу над вирусом и способ изменить жизнь к лучшему!

Некоторые новокузнечане до сих пор считают, что врачи стремятся в ковидарий ради денег и доплат. Однако, по словам Дарьи, в семье Елизаровых нет проблем с финансами. Кроме того, девушка сообщила, что такие сотрудники есть, но очень много тех, кто не выдерживают больше одного контракта в ковидарии.

Опишите свой рабочий день?

— Я работала в графике 6 часов через 12, то есть 6 часов я нахожусь в реанимации, 12 часов отдыхаю. Со стороны это кажется не сложно, но по факту это 11 через 7, успеваешь лишь покушать, поспать и вновь бежать на смену. Смена начинается с подготовки, нужно правильно надеть средства защиты, затем выход в «красную зону» и уход за больными, выполнение поручений врачей. Затем снятие средств защиты, дезинфекция и мойка, которые также занимают много времени, затем приём пищи и отбой.

Как сейчас Ваша семья, супруг и дети справляются без мамы? Как они отнеслись к Вашему решению помогать больным ковидом?

— Они отлично справляются, хоть и скучают. За них я полностью спокойна. Мой супруг психолог, педагог и настоящий хозяин, он всё умеет. И свекровь здорово помогает. К решению работать в ковидарии моя семья отнеслась положительно, хотя некоторое волнение присутствовало. В принципе они уже привыкли к тому, что я могу уехать на роды в любой момент и вернуться только через сутки. Сейчас, конечно, разлука дольше, но мы с этим справимся.

Перед тем, как начать работать в ковидарии, Вы представляли ситуацию заочно. Совпали ли Ваши ожидания с реальностью? Какие моменты удивили, порадовали или шокировали?

— Я знала куда иду. Ситуация освещается детально, поэтому для меня сюрпризов не было.

Что самое страшное и сложное в работе медсестры в ковидарии?

— Понимать, что люди уходят внезапно, это самое страшное! Человека, с которым ты только что общалась, уже через пять минут может не стать. Там слова Воланда: «Плохо то, что он (человек) иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!» приобретают буквальный смысл.

Пациенты вне ковидария массово жалуются на нехватку медикаментов, хватает ли лекарств в самой больнице?

— Лечением пациентов занимаются врачи, а я осуществляю уход  за тяжёлыми больными, в нашем отделении всё необходимое есть, судить о том, как обстоят дела в больнице в целом, не могу.

Есть ли врачи, которые не хотят работать в ковидарии и уходят оттуда?

— Работа в ковидарии – дело доброволное. Есть те, кто приходят, есть и те, кто сами уходят, не выдерживают напряжённого графика.

За время работы в ковидарии были ли случаи или пациенты, которые запали в сердце?

— Многие пациенты остаются в памяти и западают в сердце. Я переживаю за них, как они там, пока я не на смене. Были в отделении даже две пациентки, родственницы моих знакомых, их запомнила больше всех.

Пациенты, каких возрастов чаще всего попадают в больницу? Хватает ли сейчас мест?

— В нашем отделении находятся преимущественно пациенты пенсионного возраста, имеющие хронические заболевания. Люди других возрастов тоже есть, но их существенно меньше. На момент моей вахты места ещё были, но напряжённая ситуация осущается. Недавно слышала, что сельскую больницу решили перепрофилировать в ковидарий, на случай, если число больных будет расти.

Болели ли Вы сами или члены Вашей семьи коронавирусом?

— Нет, ни я, ни моя семья лично с болезнью не сталкивалась. Мы живём за городом и у нас есть возможность соблюдать режим самоизоляции, но при этом не скучать дома. Плюс за городом меньше людей.

Что бы Вы сказали тем людям, которые не верят в эту болезнь?

— Коронавирус существует вне зависимости от нашей веры в него. Также как гравитация, сила трения или электроны. Не веришь – не верь, главное рекомендации соблюдай. Скорость победы над пандемией зависит от каждого человека. Общая статистика складывается из жизненных ситуаций конкретных людей. Всё закончится быстрее, если каждый возьмёт ответственность за своё здоровье в свои руки и будет вести здоровый образ жизни, соблюдать профилактические меры, откажется от бесконтрольного приёма лекарств и будет руководствоваться объективной действительностью.

Уважаемые читатели, подписывайтесь на нас в Вконтакте и Instagram. Узнавайте о главных публикациях Новокузнецк.ru первыми.

Текст: Екатерина Ломакина.
Фото: pixabay.com, личная страница Дарьи Елизаровой