Новокузнецк.ru

Брат на брата: почему убийца новокузнецкого бизнесмена не осужден до сих пор

Новокузнечанина Александра Енгалычева убили почти 1,5 года назад. Дело до сих пор рассматривают в суде, хотя обвиняемый написал явку с повинной день спустя после убийства.

«Я первым делом Леше звоню: „Приезжай скорее“»

— Следствие говорит, что между братьями были неприязненные отношения. Однако никто из свидетелей этого не показал. У них были нормальные дружеские отношения. Здесь только корысть, — уверенно говорит Наталья Енгалычева.

Дважды в месяц она ходит заседания по делу об убийстве ее сына Александра. Прошло больше года с тех пор, как его не стало, однако суд еще не поставил точку в этом, казалось бы, простом и прозрачном деле.

7 ноября 2018 года в доме на пр. Ермакова четырьмя выстрелами из огнестрельного оружия был убит бизнесмен Александр Енгалычев. Наталья помнит тот день до мельчайших подробностей: как ей утром позвонила сноха и сказала, что сыну плохо. Все остальное женщина узнала уже на месте.

— Я первым делом Леше звоню: «Приезжай скорее». Оказалось, сосед услышал шум, пошел посмотреть, в чем дело. Дверь в коридоре на лестничной клетке была закрыта, он пытался ее открыть, и не смог — что-то мешало. Он выглянул в дверное окошко — там Саша лежит. Жена соседа скорую вызвала, медики констатировали смерть, — вспоминает те события Наталья. Ее голос дрожит, а на глаза наворачиваются слезы.

«Я кинулась к Александру на грудь, и стала кричать: „Сделайте что-нибудь!“, так как посчитала, что у него что-то с сердцем, на что один из сотрудников скорой помощи мне сказал, что рядом гильзы лежат, что в него стреляли. /…/ После этого я позвонила Алексею, спросила у него „Леш, ты спишь?“, на что он мне ответил, что нет, и спросил, что случилось, на что я просила его приехать и сказала, что Сашу застрелили. Он стал спрашивать, как все произошло, на что я ему ответила, чтобы он просто приезжал», — из показаний Татьяны Енгалычевой, жены Александра.

Алексей, для своих — Леша, сводный брат Александра, младше на 13 лет. Их общий отец, рассказывает Наталья, уговорил Александра взять младшего к себе на работу в ООО «Транснефть», хотя до этого они не общались. По семейным обстоятельствам Александру пришлось на несколько лет уехать в Новосибирск, и на время своего отсутствия он оформил брата учредителем фирмы, а себя — водителем. Без разрешения Александра младший брат не имел права распоряжаться деньгами и подписывать документы. Братья дружили, уверена Наталья, старший всегда помогал младшему и доверял ему.

Как позднее было зафиксировано в первом протоколе допроса, Алексей не ставил брата в известность, когда брал средства на личные нужды из кассы фирмы, в том числе, на погашение кредитов. Он был вынужден отдать свою квартиру за долги, но это ему не помогло. Финансовые потери Енгалычева-младшего составили к ноябрю 2018 не менее 3 млн рублей.

«2 кредита на общую сумму около 1 100 000 рублей, продажа квартиры на сумму более 1000 000 рублей, и последний долг в кассу предприятия — 1000000 рублей. Все это послужило к развитию конфликта между мной и Александром», — сухо записано в протоколе допроса от 9 ноября.

«Я был твердо намерен совершить в этот раз убийство»

Седьмого ноября 2018 Алексей должен был перевести 500 тыс рублей на счет фирмы, с которой сотрудничала ООО «Транснефть». Платить было нечем. От безысходности он решил покончить жизнь самоубийством. Но потом передумал, и решил лишить жизни Александра, — по крайней мере, именно такую версию Алексей озвучил следователю после задержания.

В гараже у него хранился пистолет Макарова. Откуда он взялся — достоверно неизвестно. По словам Енгалычева, на хранение пистолет без документов, но с патронами (10 упаковок по 16 штук в каждой), ему передал Александр. По версии Натальи Енгалычевой, у сына такого оружия никогда не было.

Совершить убийство Алексей планировал еще 6 ноября. К нему он подготовился заранее: приобрел темно-синий рабочий костюм в строительном магазине, резиновые сапоги. В течение дня несколько раз он приезжал к дому на пр. Ермакова и поджидал брата в коридоре, но совершить задуманное не смог. Здесь стоит уточнить, что на каждом этаже в домах на пр. Ермакова установлены несколько внутренних дверей с небольшими окошками, находясь за которыми, можно оставаться «невидимым» для человека внутри.

По словам Алексея, седьмого ноября он не спал почти всю ночь из-за финансовых проблем. Утром он снова подъехал к дому, где жил его брат. В машине переоделся, на голову надел шапку и капюшон от куртки. Зная, что в это время Александр обычно отвозит ребенка в школу и возвращается, стал ждать, затаившись за коридорной дверью.

«Я был твердо намерен совершить в этот раз убийство Александра, так как сроков возврата долга больше не было. Когда открылись двери лифта и Александр вышел из него, то направился к своей квартире, при этом он находился ко мне полубоком правой стороной тела. Он заметил, что я иду на него, но думаю, что он не узнал меня, так как я был в спецодежде. Я выстрелил в Александра 3 или 4 раза целясь в область туловища, куда попали пули я не обратил внимания, после чего убежал из подъезда», — из показаний Алексея 9 ноября.

После совершения убийства Енгалычев спецодежду сжег, пистолет выбросил в Томь, а сам приехал на работу, где ему уже позвонили жена и мать убитого. Вернувшись на место преступления, он выдвинул версию, что убить Александра могла его бывшая жена, с которой тот делил дочь: она якобы неоднократно заявляла, что наймет киллера.

Однако сутки спустя — после предъявления доказательств его виновности, Алексей Енгалычев уже пишет явку с повинной, в которой, понимая, что совершил особо тяжкое преступление, раскаивается в содеянном.

«Нас с адвокатом не слышит никто: ни прокуратура, ни следственный комитет»

Часть первая статьи 105 УК РФ — «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку» предусматривает наказание сроком от шести до 15 лет. Вторая часть той же статьи, где есть пункт «з» «из корыстных побуждений» — от восьми до двадцати. В этом и кроется камень преткновения, из-за которого судебное разбирательство до сих пор не окончено: Наталья Енгалычева полагает, что следствие намеренно выбрало не ту часть статьи, и преступник получит более мягкое наказание, чем он того бы заслуживал.

По словам Натальи, ее не слышит никто: ни прокуратура, ни следственный комитет, куда она неоднократно обращалась с жалобами и ходатайствами. Весь прошедший год женщина обращалась в разные инстанции для того, чтобы статью, по которой проходит рассмотрение дела, переквалифицировали на более тяжкую. Однако, говорит Наталья, у нее сложилось впечатление, что следствие защищает интересы убийцы, а не ее, и устанавливать истинную причину убийства не хочет. К тому же явка с повинной позволит Алексею рассчитывать на сокращение срока заключения.

Наталья говорит, что показания Алексея, данные им с разницей в месяц — 9 ноября и 12 декабря, различаются. Если в первом протоколе он прямо говорит, что совершил убийство для того, чтобы решить личные финансовые вопросы, то спустя месяц идет речь о том, что убил брата только потому, что тот постоянно унижал его придирками и замечаниями о плохом ведении бизнеса.

В деле внезапно появились новые подробности. Алексей сообщил, что задумывал самоубийство на глазах у Александра и даже хотел оставить записку, что в его смерти виновен брат.

«Когда открылись двери лифта, то он вышел из него и направился в сторону квартиры. Я его позвал, он обернулся в мою сторону и сразу стал высказывать претензии по поводу того, что я вместо того, чтобы заниматься делами болтаюсь по городу. После чего он стал опять меня оскорблять. Это было последней каплей, я был на взводе, мне стало очень обидно за себя, я даже не понял, как все это произошло. Помню, что в какой-то момент у меня в руках оказался пистолет, который лежал в кармане для самоубийства, но вместо этого я зачем-то направил его в сторону брата», — говорит Алексей 9 декабря.

Наталья Енгалычева сомневается в правдоподобности этой версии. Свои вопросы она адресовала в Следственный отдел СУ СК по Новокузнецку: зачем Алексею понадобилось тщательно планировать преступление — приобретать костюм, сапоги, прятаться в подъезде, если он собирался всего лишь покончить жизнь самоубийством, а перед этим просто поговорить с братом? Почему, если убийство было совершено в состоянии аффекта, следователь не назначил проведение экспертизы, которая могла бы подтвердить или опровергнуть этот факт? Кроме того, финансовые разногласия между братьями могли бы подтвердить аудиозаписи телефонных переговоров и сообщения, хранящиеся в телефоне Александра Енгалычева. Однако следователь отказался приобщить телефон к материалам дела, и пока телефон находился в полиции, куда-то пропала карта памяти, хранившаяся в нем.

Кроме того, утверждает Наталья, в первом протоколе допроса Алексей говорил о 5 млн рублей долга перед фирмой. Однако затем следователь, который вел дело, заявил, что он ошибся, и на самом деле там речь идет про 500 тыс. А сам документ из дела бесследно исчез. Поэтому женщина уверена: здесь что-то не так. По крайней мере, на такую мысль ее наводит вся совокупность факторов этого дела — пропажа вещдоков и явка с повинной уже после предъявления обвинения.

«Ранее в показаниях я говорил, что изначально хотел застрелить брата. В этой части показания не подтверждаю, я себя оговорил, так как думал, что это облегчит уголовную ответственность», — заявляет Алексей Енгалычев 9 декабря.

Однако несмотря на возражения Натальи и ее адвоката, следствие не нашло оснований для того, чтобы квалифицировать убийство как совершенное из корыстных побуждений. По официальной версии брат убил брата из-за личных неприязненных отношений.

— В следственном комитете мне так и сказали: по вашему ничего не будет. Я же считаю, что убийца должен понести наказание, которое ему положено по закону. Потому что у сына остались две малолетние дочери, которые потеряли отца и кормильца, и когда они вырастут, они должны понять, что их отца убили не из-за того, что он был плохим человеком, а из-за людской жадности и зависти, — полагает Наталья Енгалычева.

Уважаемые читатели, подписывайтесь на нашу официальную страницу в Instagram и узнавайте о главных публикациях Новокузнецк.ru там, где вам удобно.

Текст: Роза Ройзман.
Фото: pixabay.com