Новокузнецк.ru

Здесь живут люди: архитектура Новокузнецка

Здесь живу люди: архитектура Новокузнецка

Архитектура Новокузнецка советского времени – красивая или морально устаревшая? Как можно улучшить и модернизировать то, что есть сегодня в городском пространстве?

На эти и другие вопросы Novokuznetsk.ru отвечает Кинга Нендза-Щикониовска  — антрополог, сотрудник Института России и Восточной Европы Ягеллонского университета в Кракове (Польша).

Город развивается

-Кинга, как ты оказалась здесь, в Новокузнецке?

— В Новокузнецк я приехала из Новосибирска, где занимаюсь сбором материалов на тему «Советского сибирского города как проекта модерности». Я пишу диссертацию, посвященную социокультурным проблемам социалистического города. Но я была здесь и раньше, первый раз я попала в ваш город в 2013 году, когда я проходила стажировку в Сибирском федеральном университете Красноярска по российско-европейской программе ERANET-mundus .

-Когда ты приехала сюда в первый раз, город сильно отличался от нынешнего?

-Да. Я помню, что кофеен тогда было меньше, сейчас они везде! Кафешки, булочные – это очень удобно для путешественника, который гуляет посреди зимы. Видно, что идет ремонт, происходят изменения. Город развивается, и это хорошо. Но транспорт не изменился. Это та часть, которая совсем не изменилась.

-Наверное, это стабильность?

-Точно, стабильность! Но хорошо, что есть много маршрутов. Обеспечивать современный городской транспорт – это одна из главных вещей, которой должен заниматься город. Тем более, в ваших климатических условиях. Новокузнецк хоть и маленький город по сравнению, например, с Новосибирском, но в советское время он был очень важен металлургическим производством. Здесь очень большие деньги тратились на архитектуру. Поэтому Новокузнецк является модельным в этом плане.

Архитектура 1930-х  — это противоположность тому, что о советском городе думали в 40-х или 50-х. В каждом этом периоде архитекторы считали, что именно сейчас мы только начинаем строить настоящий советский город. И боролись с предшествующими им тенденциями.

 «Современная отделка старых домов – это игра с прошлым»

— Сейчас в Новокузнецке видна концепция «Город-сада»?

— Дело в том, что в советской России эта концепция приняла другое значение, чем имелось в виду изначально у Говарда (Впервые идея города-сада была описана в книге «Города-сады будущего», написанной английским социологом-утопистом Эбенизером Говардом; книга была впервые опубликована в 1898 году — прим.ред). Для него это был способ расселить большие города. Но как расселить ту же Москву, которая все время растет? Если под этим понимать, что город-сад в себе соединяет преимущества деревенской жизни с городской, то  конечно, в Новокузнецке это есть. Он очень удачно распланирован – точечная застройка, веер проспектов, внутреннее дворовое пространство и высокие модернистские здания. Все это очень хорошо, толькоо с этим пространством надо работать, делать реновацию зданий. Они очень старые и требуют сегодня больше, чем когда-то.

К примеру, дома построенные по проектам Эрнста Мая. Они есть и во Франкфурте, и в Новокузнецке, и везде им требуется одинаковый уход. Их надо сохранять! Но в Магнитогорске такие же дома остались в стороне от основного города, который находится на другом берегу. И они в ужасном состоянии. А в Новокузнецке наоборот – они остались в центре, город вырос вокруг них. И это их спасло.

-Говорят, в новокузнецких домах Мая между квартирами стены сделаны из камыша. Такого архитектор во Франкфурте не предвидел.

-Да, бывает так, что проект один, а исполнение совсем другое. Но те вещи,  которые мешают качественной жизни, надо менять! Сохранить облик этих зданий в хорошем состоянии нужно обязательно. Это же самое начало города, это старая его часть!

— Как ты думаешь, удалось подчеркнуть особенности «Соцгорода»  тем, кто проводил ремонтные работы?

— Здесь, наверное, идет вопрос больше про идею города. Конечно, в коммерческих условиях 21 века эти дома не будут такими, как раньше. Это лишь игра с прошлым. Использование старых мотивов для того, чтобы их сегодня продать. Поэтому Соцгород отличается от того, что ему было задано изначально. Это не плохо. Просто совсем другое явление. В Кракове тоже есть такой социалистический район – Нова-Хута. Там периодически устраивают коммунистические сходы для туристов, но это, конечно, спектакль.

-Как ты думаешь, в Новокузнецке возможно также зарабатывать на этом?

— Я думаю, что  Соцгород был бы обязательно одной из частей такого туристического путешествия  в Новокузнецке. Дело в том, что в Европе, да и в мире в целом, очень моден индустриальный туризм. Так как в Европе большие заводы часто уже закрыты, возникает необходимость  с ними что-то делать. Ревитализация идет в сторону создания торговых пространств, услуг, искусства. Эти помещения отдают арт-художникам, театрам. Например, Лодзь – в XIX веке промышленный город, сейчас  в нем расположены интереснейшие пост-промышленные пространства. Большие галереи, арт-пространства, лофты. Причем это очень дорогое жилье с индустриальным дизайном, где преобладает открытая кирпичная кладка, бетонные неоштукатуренные стены с остекленными пространствами. Это считается очень модным. Это современный дизайн, который использует прошлое. Другим примером может стать область Рура на западе Германии, где были шахты, огромнейшие металлургические заводы. Сейчас закрытые индустриальные зоны переделаны в музеи, арт-пространства. И они сегодня успешно в плане извлечения прибыли. Например, там, где были узкоколейки, которые возили уголь по насыпи, сейчас проложили велодорожки, которые соединяют города.

«Красивые дома поднимают настроение, когда идешь куда-то мимо них»

-Есть мнение, что дома 50-х  — красивые, а уже с 60-х годов —  безликие панельные многоэтажки.

— Это вечный вопрос: что более нужно городу – красота зданий или обеспечение семей жильем? Вопрос никогда не стоял таким образом, чтобы вести борьбу с излишествами только потому , что эта архитектура сама по себе плохая, китчевая. Дело было в  ужаснейших условиях проживания, которые надо было как-то решать! Когда деньги выделялись на башенки, многие люди жили еще в трущобах. И это надо понимать. Конечно, панельные здания сегодня не красивые, прежде всего они не оштукатурены, находятся иногда в ужасном состоянии. Вопрос тоже в лоджиях, в этих разных балконах и окнах.

-В Европе не приято иметь разные окна в доме? И балконы стеклить по-разному?

— Для принятия такого решения должен собраться совет жильцов этого дома и решить, как все целостным образом обустраивать и ремонтировать. Деньги на капремонт выделяются из общих средств, которые жильцы платят за квартиру. В России же, по моим наблюдениям, большее значение уделяется внутреннему убранству квартир. Снаружи кажется – что-то непонятное, бедное. Заходишь в квартиру – а там современная обстановка с ремонтом.  Когда идешь по улице и видишь стены разрушающихся от времени зданий, это производит несколько угнетающее впечатление. Но когда только подумаешь, что внутри там красиво и уютно, настроение поднимается.

Можно позаботиться и о внешнем облике знания. Можно и нужно. Еще один важный вопрос – городской транспорт. Он должен быть более удобным, целостно спланированным в городской мэрии. Новые трамваи, автобусы и троллейбусы – все это создает внешний образ города. Это часть его эстетического облика. Возможно, это даже важнее, чем украшения в скверах или новогодние лапмочки на улицах.

-У тебя есть ощущение перехода из эпохи в эпоху, когда ты гуляешь по Новокузнецку?

-Для меня это очевидно, я с этим работаю. Мне кажется, это также понятно и для человека, не разбирающегося в стилях. Это был настолько сильный язык эпохи, что невозможно не ощущать его.

-Как ты думаешь, что сегодня можно сделать с этими домами эпохи модернизма?

— С помощью современных дизайнеров оштукатурить, покрасить, позаботиться о малой архитектуре. Эти районы сразу же будут тогда хорошо выглядеть. Красивые дома поднимают настроение, когда идешь куда-то мимо них. Архитектура неоклассическая красиво стареет. Она сразу напоминает древний Рим,  идут все-таки приятные ассоциации. А когда разрушается то, что должно быть современным – а модернизм должен быть современным, ему это не к лицу. Модернизм должен быть архитектурой будущего, и он не может быть в таком состоянии.

-Человек может жить в архитектуре и не испортить ее?

-Да есть, конечно, такие возможности! Но что главное, архитектура – в отличие от живописи, скульптуры, литературы, создана прежде всего для того, чтобы ее использовать. Это именно тот  вид искусства, который должен быть использован. Он для человека, а не наоборот.

-Пилястры, колонны, другие элементы – они же непригодны для жизни, у них четкая функция – украшать.

— Но красота — это часть жизни! Это эстетика города, не только декорации! Красота есть в качественно построенном здании, которое, соблюдая пропорции и выражая своей формой содержание, является неким целостным продуктом. Борьба с излишествами пошла от архитектора Адольфа Лооса. Он говорил, что декор это преступление: мы не должны тратить лишние деньги на него, а должны строить жилье. Но Лоос не выступал против красоты. По его мнению, декор принадлежит человеку на ранней стадии развития. А культурный человек отходит от него, он ищет простоту. Чем более культурно общество, тем  оно будет проще, кич надо отбросить. Исходя из своей философии он построил в Вене лишенный украшений  дом «без бровей». Это было начало 20 века, самое начало модернизма.

 

 

Текст: Алла Мождженская.
Фото: Стас Журавлев

Добавить комментарий