Новокузнецк.ru

Мифы и легенды Новокузнецка

Мифы и легенды Новокузнецка

Следы всемирного потопа в Новокузнецке, оскверненный Водопадный ручей, сожжённая деревня – в преддверии 400-летия города Новокузнецк.ru вспоминает городские мифы и легенды.

Мифы комментирует заместитель директора по науке музея-заповедника «Кузнецкая крепость», кандидат исторических наук Юрий Ширин.

Глубоко под Новокузнецком есть следы всемирного потопа.

На самом деле, на Крепостной горе есть слой галечника на глубине примерно до семи метров. Он свидетельствует о том, что более 145 млн лет назад, в Юрский период, здесь располагалось илистое дно большого водоёма. Однако в то время кроме рыб и насекомых здесь никто не жил. Соответственно, никто и не тонул! А динозавры бегали только по краю водоёма, который располагался на севере нынешней области, где сейчас находится Мариинск.

Под Крепостной горой течет ручей Водопадный, из которого нельзя пить потому, что его осквернила человеческая кровь.

Появление этой истории связано с телеутской легендой об их участии вместе с кыргызами в нападении на Кузнецк в 1700 году. Вероятнее всего, в том месте, где сейчас находится Чёртов мост, они пытались взять штурмом одни из ворот в городских укреплениях. Во время битвы раненые скатывались вниз по склону, в ручей. Отсюда и появилась эта легенда. Хотя сам ручей хороший, ключевой. Вполне возможно, что и название «чёртов мост» также связано с этим нападением кыргызов. В том смысле, что место проклято этим событием.

Деревня Ашмарино почти ровесник Новокузнецка.

Дело в том, что многие факты по истории города стали широко известны по «Памятной исторической записке или летописи о городе Кузнецке» Ивана Конюхова. Но его произведение – не связный текст, как думают многие, там очень многие фразы, расположенные рядом, хронологически не стыкованы. Например: «В 1636 году чинили к городу Кузнецку приступ телеуты», а следом идет: «Выходили калмыки на деревню Ашморину, стояли табором на речке». И жители уже готовы праздновать юбилей, хотя эти фразы между собой не связаны! Деревня эта возникла гораздо позже. Она есть на карте Ремезова конца 17 века, там она фигурирует как Ефремова. Позднее она называлась Шумарино. У русских деревень очень часто были двойные названия. Допустим, Анисимова – она же Васькова, Недорезова – Пашкина, Ефремова – Ашмарина. Как правило, деревни состояли из одного или двух больших дворов, и с одного края жила одна семья, а с другого – иная. Въезжаешь с этой стороны, она Пашкина, а с другой стороны она Недорезова! Когда Гмелин в 1734 г. проезжал через эту деревню, он записал её как Шумарина. А на карте 1736 г. она записана уже как Ошмарина.

При раскопках на Советской площади нашли священника полностью в облачении.

В конце 1970-х годов, когда расширяли объездную дорогу, при работах на месте бывшей Одигитриевской церкви нашли гроб. Описывают его по-разному: с бронзовыми ручками, с бронзовыми ножками, со стеклянным окошечком. Кстати, рядом с местом захоронения росла лиственница Достоевского: то ли писатель посадил её после венчания, то ли просто возле этого дерева стоял и ждал невесту… В общем, когда рабочие спиливали её, то решили гроб с телом священника передать в Краеведческий музей. Судя по рассказам, получается, что когда крышку открывали, то видели там дорогое и красивое облачение. Но золотой крест потом куда-то пропал. А дальше было вот что. Постояв какое-то время, останки начали разлагаться. А поскольку в музее тогда работали люди, далекие от археологии, они решили захоронить его вновь, совершенно не думая о том, кто же это такой. Это была эпоха «застоя», расцвет коммунистического мракобесия, ни о каких священниках речи не могло быть. Специализированная служба увезла его на какое-то кладбище, и, вероятно, похоронили как безымянного. Но поскольку на территории Одигитриевской церкви никого, кроме Евгения Тюменцева, не хоронили, вероятно, это был именно он. Он же и венчал Достоевского с Исаевой в 1857 году.

В 17 веке телеуты полностью сожгли деревню Шаболину вместе с людьми.

Деревня Шаболина была сожжена в 1673 г., причем дотла, эпично, с большим количеством построек. Останки людей при раскопках мы не нашли, потому что любые пожарища потом разбирают и людей хоронят. Однако мы нашли много интересного: горшки, этническую утварь и очень много китайского фарфора. Как раз в те годы начинается активная торговля с Китаем. Но фарфор – вещь дорогая. И вероятнее всего, это связано с тем, что кузнецкие казаки были задействованы в контрабанде, которая шла мимо таможни и вела через горно-шорские тропы в сторону Тувы и Китая. Поэтому дорогущий китайский фарфор был и в деревенских усадьбах Кузнецка.

Под зданием Спасо-Преображенского собора находится первое русское кладбище.

Мы проводили в соборе археологические работы начиная с 1987 г., когда его ещё собирались переконструировать под органный зал. Там была концепция историко-мемориальной зоны, для украшения которой собирались поставить орган. Его в ГДР заказали и даже сделали. И вот мы как раз тогда копали: прибегали, смотрели, что там строители наделали и пытались зафиксировать. Алтарная часть была разрушена еще когда в соборе был хлебозавод, а храмовая была замощена полом, и когда его вскрыли, оказалось, что там находится нетронутый культурный слой 17 века – метра полтора. Безо всякого света и лампочек, практически наощупь, мы там копали. Нашли три дома с глинобитными печами, копейки Михаила Федоровича, Алексея Михайловича. А ещё раньше была легенда, что собор построили на месте старой церкви. Ничего подобного! Там идет обыкновенная улица. А Никольский предел и площадку под колокольней мы раскопать уже не успели.

Алла Мождженская

Текст: Алла Мождженская.
Фото: Александр Левчук, Юрий Ширин, Google, Юрий Басок

Добавить комментарий