Новокузнецк.ru

Телевизионщикам станет сложнее зарабатывать на детях, если Госдума примет закон кузбасского парламентария.

Кузбасский депутат Госдумы Антон Горелкин предложил законодательно регулировать участие в телешоу детей, ставших жертвами преступлений. По мнению парламентария, это не покушение на свободу слова, а необходимая защита для детей и всего общества.

— Почему именно кузбасский депутат озаботился участием детей в телепередачах?

В Кузбассе я пять лет курировал взаимоотношения региональной власти и СМИ. К сожалению, всегда есть неблагополучные семьи, в которых с детьми происходят ужасные вещи — изнасилования, истязания. Авторы «желтых» телешоу приезжали к нам в Кузбасс и предлагали таким семьям деньги, от 100 тысяч рублей, за съемку их ребенка в своей передаче. Родители, которые столько денег в жизни не видели, охотно давали разрешение. По сути, продавали своего ребенка. Это отвратительно, но любые попытки взывать к их совести заканчивались требованием: «Давай 200 тысяч»…

— Такое не только в Кузбассе происходит…

Да, но история нашего региона имеет определенную специфику. В системе ГУЛАГа Кузбасс был узловым регионом. У нас был огромный ШОРЛАГ на юге области, имелась сеть лагерей на севере региона. После войны под Кемерово были самые большие в стране лагеря для военнопленных. Это наследство дает знать о себе до сих пор: со всей страны к нам везут людей отбывать наказание за преступления. Потом, после освобождения, большинство из них остается здесь. На криминальной статистике это сказывается не лучшим образом. Равно как и на общественных нравах, особенно в моногородах. Плюс, Кузбасс — самый густонаселенный регион за Уралом, самый урбанизированный.

— Вы хотите это исправить, запретив детям сниматься на ТВ?

— Я хочу, чтобы на детях, ставших жертвами насилия, стало гораздо труднее зарабатывать телевизионные рейтинги и деньги. Для этого не нужны запреты, а нужна внятная регламентация участия детей, против которых совершены преступления, в съемках телевизионных программ. Сейчас, чтобы сделать ребенка героем телевизионного шоу, нужно лишь письменное разрешение его родителей. Для детских игровых шоу, для познавательных или спортивных передач этого вполне достаточно. Но когда речь заходит о преступлениях против детей и их освещении в формате популярных ток-шоу — этот ограничитель не срабатывает.

— А если жертва сама хотела выступить перед телекамерами?

«Она сама хотела», — любимое оправдание насильников. Дети и подростки — это люди с ограниченной дееспособностью. Поэтому им не продают алкоголь, не пускают на сеансы кино для взрослых, не разрешают голосовать на выборах. Даже если им кажется, что они этого хотят. Диане Шурыгиной, наверное, нравилось быть популярной в Instagram. Только в итоге она оказалась в психиатрическом стационаре. А миллионам российских подростков была продемонстрирована разрушительная модель поведения: выставляй напоказ все самое интимное, и станешь телезвездой. Это не обсуждение проблемы подростковых отношений и преступлений, не поиск ее решения, это, как говорят в киноиндустрии — сексплотейшн: низкопробная эксплуатация темы секса. В данном случае — подросткового.

Текст: Елизавета Черняк.
Фото: Google Images.

Добавить комментарий